«Роль Афганистана в сценариях развития Центральной Азии. Почему для Казахстана важен прагматический подход к развитию отношений с этой страной?»

15 января 2024 Аналитика

Данной статьей мы открываем цикл публикаций, посвященных важной, но, на наш взгляд, обделенной экспертным вниманием теме – роль и место Афганистана в развитии региона Центральной Азии в контексте новых геополитических вызовов и угроз.

Афганистан, переживший монархию, «демократические» модели и различные политические режимы, в современных реалиях находится во «временном люфте» – отрезке истории, который создал шанс для завершения исторической судьбы «кладбища империй», территории прокси-войн и объекта раскачки нарративов «об источниках международного терроризма и иных угроз».

В свою очередь для центральноазиатских республик это возможность создания новой системы региональных отношений, в которой Афганистан вместо «латентно буферной территории» в Азии занимает ключевое место и реализует свой значительный географический и геоэкономический потенциал для Центральной Азии, Китая, Индии, Пакистана и Ирана. Иными словами, в новых условиях география Афганистана должна сыграть новую историческую роль для нашего региона.

Казалось бы, что уход западной коалиции из Афганистана и последовавший крах системы безопасности в 2021 году должны были усилить страх в нашем регионе перед возможными последствиями – имидж «первых талибов» действительно вызывал опасения относительно переноса религиозного экстремизма на пространство Центральной Азии.

Однако по прошествии более двух лет можно с уверенностью констатировать, что талибы сумели доказать жизнеспособность, и они уже не демонстрируют антагонизм и сигнализируют о готовности к прагматизму и уступкам международному сообществу в злободневных вопросах. То, что Талибан останется надолго во главе Афганистана факт вполне очевидный для большинства игроков.

После августа 2021 года жизнь в Афганистане кардинально изменилась. С приходом к власти талибы совершили самое главное — закончили кровопролитную гражданскую войну, длившуюся долгих 45 (!) лет со времени «апрельской революции» 1978 года. Произошло значительное повышение уровня безопасности в стране.

Вместе с тем, остановились практически все формы двустороннего сотрудничества, снизилась активность структур ООН, вступил санкционный режим в отношении ряда членов правительства Талибана, произошло отключение доступа к международной банковской системе, арест активов государства из Целевого фонда реконструкции Афганистана (ARTF).

В настоящий момент Афганистан находится в состоянии гуманитарного кризиса, ситуация с которым не усугубляется в основном за счет оказываемой донорами гуманитарной помощи, в частности, от членов бывшей военной коалиции ISAF, международных фондов и стран ЦА, включая Казахстан, а также доходами от развивающейся внешнеторговой деятельности с рядом стран на двусторонней основе.

Приходится констатировать, что главным фактором сегодняшней поддержки режима Талибана со стороны заинтересованных внешних игроков в действительности остается разрешение проблемы международного терроризма, как реального показателя региональной безопасности и создания условий для безопасного экономического роста Афганистана. Игры в «демократические ценности», в частности, требования международного сообщества обеспечить права женщин и девочек, по сути являются лишь элементом давления на режим в Афганистане. Однако, это другая тема, к которой, как надеемся, мы еще вернемся.

Тем не менее, основные геополитические интересы и вызовы для Афганистана в большей степени связаны с экономическими интересами стран именно на региональном уровне – это Индия, Иран, Китай, ОАЭ, Пакистан, РФ, Турция, страны ЦА, для которых перспективы Афганистана очевидны.

Прежде всего это транзитный потенциал – территория, связывающая различные части Азии. Четыре из шести транспортно-логистических коридоров программы Центральноазиатского регионального экономического сотрудничества из Китая через Пакистан и далее Афганистан выходят в Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан. Актуальными остаются проекты «Китайско-пакистанского экономического коридора» (КПЭК) в рамках инициативы «Один пояс, один путь», «Трансафганского коридора» и газопровода ТАПИ. Для Индии иранский порт Чабахар является важнейшим торговым центром на коридоре Север-Юг, который дает Нью-Дели возможность обойти Пакистан на пути к Афганистану. Важное значение имеет сфера полезных ископаемых, рассматриваемая странами региона как основа для инвестиционного сотрудничества и присутствия в Афганистане.

У многих на слуху такие инвестиционные проекты-гиганты в Афганистане как месторождение меди «Айнак», запасы которого, по одним данным, составляют более 700 млн. тонн руды; месторождение железа «Хаджигак» с оценочными запасами в 2 млрд. тонн, месторождения нефти и природного газа на севере страны; проект газопровода ТАПИ (Турменистан, Афганистан, Пакистан и Индия) ориентировочной стоимостью $10 млрд.; Трансафганская железная дорога с примерным бюджетом в $8 млрд.

Однако Афганистан может предложить массу менее глобальных, но перспективных для взаимного сотрудничества в регионе проектов. Приведем для примера только два в сфере энергетики:

  1. линия электропередачи Арганди (местность в провинции Кабул) – Дашт-е Алван (провинция Баглан), протяженность 238 км, стоимость $179,8 млн., завершенность работ 72%, финансовое обеспечение проекта 87%, требуется финансирование в размере $23,3 млн.;
  2. ЛЭП Шиберган (провинция Джаузджан) – Дашт-е Алван (провинция Баглан), протяженность 306 км, стоимость $59,9 млн., завершенность работ 46,3%, финансовое обеспечение проекта 68%, требуется финансирование в размере $19,2 млн.

Вышеуказанные проекты признаны приоритетом в Генеральном плане развития энергетического сектора Афганистана до 2032 г., а также в Национальной программе энергоснабжения Афганистана.

Отдельно стоит отметить проекты в сфере сельского хозяйства, которые могут включать в себя обмен опытом и аграрными технологиями, в том числе грантовые исследования в области селекции зерновых культур, для создания высокопродуктивных устойчивых сортов, адаптированных к различным климатическим условиям Афганистана, а также перехода от традиционных способов земледелия к биоинтенсивным для получения большего урожая с меньшей площади с повышением эффективности расходования влаги.

Страны Центральной Азии на этом этапе истории имеют предпосылки заложить основу для формирования новой модели регионального сотрудничества через интеграцию Афганистана в свою орбиту и создание условий для всестороннего содействия мирового сообщества, что, в конечном счете, позволит вернуть эту страну в международную систему.

Для стран нашего региона системообразующими элементами новых взаимоотношений с Афганистаном могут стать:

  • новая парадигма региональной безопасности;
  • создание политической базы для обеспечения взаимной торговли и инвестиций, гуманитарное сотрудничество, транзит и международная торговля;
  • развитие экспортного потенциала (участие в транс-афганских инфраструктурных, энергетических проектах и в информационно-коммуникационных технологиях);

Сегодня внутри казахстанского экспертного и бизнес сообществ наблюдается высокий интерес к афганской тематике, связанный прежде всего с возможностями развития двустороннего торгово-экономического сотрудничества, с расширением экспортного потенциала Казахстана, в инвестиционном и инфраструктурном развитии страны.

В текущем году проведено уже два казахстанско-афганских бизнес-форума, по результатам которых достигнуты конкретные договоренности по расширению торгово-экономических отношений. В Герате начал функционировать Торговый дом РК. Внешнеторговая палата Казахстана организовала для отечественных бизнесменов бизнес-тур в Афганистан. Наряду с традиционной экспортной продукцией – зерно и мука, наращиваются поставки в Афганистан подсолнечного масла, овощей, удобрений.

Афганские бизнесмены также зачастили в Казахстан. В Шымкенте налаживается завод по производству безалкогольных напитков, изучаются планы по строительству у нас овощехранилищ. Имеется устойчивый интерес к налаживанию через казахстанскую территорию логистических схем, в том числе путем инвестирования в создание соответствующей инфраструктуры.

Новой тенденцией является появление предложений от афганцев по поставкам в РК пищевой продукции, произведенной на предприятиях так называемого полного цикла. Пока это только напитки и чипсы, но сам факт свидетельствует о позитивной динамике бизнеса в Афганистане.

Наполнение контактов деловых кругов двух стран свидетельствует о наличии достаточно обширной повестки. Наряду с расширением товарооборота, предметный разговор ведется по инфраструктурным проектам в сфере энергетики, дорожного строительства, добычи полудрагоценных камней.

PS Уважаемые коллеги, эксперты и просто неравнодушные читатели! Ваше мнение имеет для нас особое значение, оно позволит углубить понимание темы и сделать последующие публикации более интересными. Пожалуйста, оставляйте свои комментарии.

Редакция Центра анализа и прогнозирования «Открытый Мир» (ЦАП)

Поделиться:
1 151