Путин проверил Казахстан на лояльность

13 ноября 2023 Аналитика

Президент России Владимир Путин прилетел 9 ноября с официальным визитом в Казахстан. К прибытию высокого гостя в аэропорту Астаны выстроили почетный караул, постелили синюю дорожку. Президент Касым-Жомарт Токаев тепло встретил российского коллегу, они обменялись рукопожатиями. Личная встреча стала уже пятой для лидеров двух стран в этом году, они также регулярно общаются по телефону — «сверяют часы», как выразился Путин. Правда, публично обсуждать с россиянами в Казахстане готовы только экономику. Высшее казахстанское руководство в последний год активно дистанцируется от политики северного соседа и многие видят в этом шанс ослабить позиции РФ в регионе. Так ли это — читайте в материале «Ферганы».

Западные партнеры и «незаметная» встреча с G7

Визит российского лидера прервал вереницу западных высокопоставленных гостей, побывавших в республике в последние недели. 1 ноября в Казахстане встречали президента Франции Эммануэля Макрона. После него глава государства Касым-Жомарт Токаев принимал премьер-министра Венгрии Виктора Орбана. 5-7 ноября в республике находился помощник госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Дональд Лу.

Информагентство Bloomberg в статье, посвященной недавнему визиту Макрона в Центральную Азию, писало, что «бывшие советские республики стремятся выйти за рамки своей зависимости от России» и французский лидер склонял их отдалиться от Москвы. При этом сами республики — Казахстан и Узбекистан — авторы статьи назвали «задним двором Путина», вызвав гнев казахстанцев. В Instagram (принадлежит Meta, которая признана в РФ экстремистской и запрещена) информагентства пользователи из Казахстана назвали это сравнение оскорбительным, требовали немедленно сменить заголовок и уволить журналиста (ничего из этого сделано не было).

В этой же статье Bloomberg приводило слова дипломатического источника о том, что страны «Большой семерки» решили углублять партнерство с Казахстаном в связи с военными действиями на Украине и опасениями экономической экспансии Китая. Внимание Макрона к Центральной Азии стало «частью более широкого тренда», делало вывод агентство.

Этот вывод подтвердила состоявшаяся на днях в Токио встреча глав МИД G7, в которой впервые в онлайн-формате участвовали представители внешнеполитических ведомств стран ЦА. Пресс-релиза об этом событии на сайте казахстанского МИД найти не удалось. Однако краткие сообщения есть у их японских и кыргызских коллег.

Судя по фото, от Казахстана во встрече участвовал замглавы внешнеполитического ведомства Роман Василенко. Глава МИД Японии Ёко Камикава назвала государства Центральной Азии «важным партнером» G7 в поддержании и укреплении свободного и открытого международного порядка.

«Из всего становится понятно, что встреча была довольно формальной и не особо содержательной, — пишет в своем Telegram-канале востоковед-японист Руслан Сеитов. — При этом чувствуется некий дисбаланс: судя по заявлениям, Япония и страны G7 придают отношениям с Центральной Азией большое значение, но при этом сами страны ЦА посылают на встречу вице-министров и не публикуют пресс-релизы». По мнению Сеитова, республики действуют осторожно, «чтобы не допустить резкого изменения вектора своей внешней политики».

Притом, что G7 сейчас прощупывает почву, и Центральная Азия в целом отвечает взаимностью.

Безусловно, повышенное внимание западных стран к Казахстану не могло остаться незамеченным северным соседом. В преддверии визита Путина в Астану у его пресс-секретаря Дмитрия Пескова спросили, не связана ли предстоящая поездка с этой активностью, на что тот ответил: «Конечно же, это абсолютно самостоятельное измерение. [Оно] не связано с какими-либо другими контактами [Казахстана]». Москва и Астана, со слов Пескова, развивают самостоятельные отношения, «гораздо более тесные, чем у Казахстана со многими другими странами» (цитата по ТАСС).

Газ, АЭС и ТЭЦ для блестящего будущего

За день до визита в «Казахстанской правде» было опубликовано интервью с Владимиром Путиным, а в российских «Известиях» — с Касым-Жомартом Токаевым. Этот жест (действительно, достаточно редкий) призван был подчеркнуть высокий уровень отношений двух стран.

«Как известно, руководство Казахстана рассматривает вопрос строительства атомной электростанции на своей территории, — напоминал Владимир Путин в своем интервью, — Если решение о реализации этого проекта будет принято, госкорпорация »Росатом» готова разработать соответствующий проект с использованием самых передовых технологий, с соблюдением высочайших экологических требований и норм безопасности».

Перед началом военной операции России в Украине Казахстан остановился в шаге от ответа на вопрос о строительстве атомной электростанции. Власти республики к тому моменту развернули масштабную рекламную кампанию проекта. Токаев говорил, что стране позарез нужна АЭС, чтобы сохранить региональное лидерство. Несмотря на то, что официально Казахстан к тому моменту не определился с подрядчиком и изучал технологии шести мировых поставщиков, наиболее перспективным выглядел именно российский проект. Однако после начала СВО и последовавших за ней санкций риторика казахстанского руководства изменилась, решено было повременить и с конкретными решениями по проекту АЭС. Теперь казахстанцы ждут общенациональный референдум по этому вопросу.

Все пришло к тому, что в ходе российско-казахстанских переговоров 9 ноября министр энергетики Алмасадам Саткалиев отметил: «Астана никогда не позиционировала проект будущей АЭС как чисто российский». «Мы всегда говорили, что это будет международный проект и Казахстан выберет самые наилучшие технологии. Что касается ядерного острова (комплекса зданий и сооружений на АЭС. — Прим. «Ферганы»), мы понимаем конкурентное преимущество именно российских решений. Не зря Венгрия, Турция, Египет, многие другие страны выбрали российских подрядчиков. Но, безусловно, геополитический аспект мы будем учитывать», — цитировал казахстанского министра ТАСС.

Пока по АЭС ясности нет, россияне получили в Казахстане другой крупный проект. Вице-премьер Роман Скляр в кулуарах Акорды сообщил о предстоящем строительстве «под ключ» трех ТЭЦ в Семее, Кокшетау и Усть-Каменогорске. При этом по итогам переговоров был подписан меморандум с более сдержанной формулировкой — об «участии» России в данном строительстве.

ТЭЦ в Семее и Кокшетау в настоящее время изношены на 100%. При этом в Кокшетау теплоэлектроцентраль закрывает всего 25% от потребностей города. Сейчас это единственный в Казахстане областной центр, не имеющий централизованного горячего водоснабжения и своей генерации электроэнергии. Местные жители используют бойлеры, чтобы получить горячую воду. С предложениями об инвестировании в строительство ТЭЦ в Кокшетау к Казахстану обращались десятки иностранных компаний, но переговоры с ними завершались на стадии требований гарантий со стороны правительства.

«Минувший отопительный сезон показал огромный уровень износа нашей инфраструктуры, — напомнил в связи с этим политолог Данияр Ашимбаев, — а передовые проекты ВИЭ (возобновляемых источников энергии. — Прим. «Ферганы»), с которыми приезжают западные партнеры, дефицит мощностей восполнить, по сути, не могут. А здесь решается вопрос и технологий, и модернизации. Впереди еще немало интересных проектов. В общем, как бы ни ныли либеральные и националистические круги, но Казахстан получает от тесного сотрудничества с Россией огромный профит — причем на взаимовыгодных условиях».

Еще один совместный энергетический проект касается транзита российского газа. 1 ноября «Газпром» и Казахстан подписали соглашение о стратегическом сотрудничестве. Этот документ касается, в том числе, транзита газа из РФ в Узбекистан, который в ходе встречи Касым-Жомарт Токаев назвал «ключевым в обеспечении энергобезопасности Центральной Азии». Владимир Путин, в свою очередь, заметил, что таким образом обеспечивается бесперебойная подача газа узбекским потребителям, что особенно важно в период пиковых зимних нагрузок.

«Мы знаем и потребности растущей казахстанской экономики в первичных энергоносителях, обсуждаем это с президентом и готовы к совместному долгосрочному — хочу это подчеркнуть — долгосрочному сотрудничеству на длительную перспективу. Это очень важно, потому что это обеспечит стабильность в энергетике», — сказал президент РФ, вероятно, имея в виду проект по газификации северных и восточных регионов Казахстана, в котором готова поучаствовать Россия.

Санкции, военное сотрудничество и торговля

Во время переговоров Владимир Путин также выразил удовлетворение показателями экономического сотрудничества РФ и Казахстана.

«В прошлом году двусторонний товарооборот увеличился более чем на 10%. По нашей статистике — $28,2 млрд. Это хороший показатель», — сказал он. При этом, продолжил Путин, во встречной торговле заметно расширилось использование национальных валют — в рублях и тенге уже проводится 75% взаиморасчетов.

«Подчеркну, что Россия является одним из крупнейших инвесторов в казахстанскую экономику. Накопленные российские инвестиции в Казахстане составляют — по статистике немножко цифры разнятся — по нашим данным где-то $17 млрд, по казахстанской статистике $20 млрд. Но я согласен с президентом Казахстана, что в целом где-то в этом диапазоне цифры находятся, и это хороший показатель», — оценил российский лидер.

Отдельное внимание стороны уделили сотрудничеству в агропроме. Путин напомнил, что

Россия является ключевым поставщиком в Казахстан таких товарных групп, как пшеница  — это 98% импорта, ячмень — столько же, мясо птицы — 80-90%, сахар — до 70%, кисломолочная продукция — 60-70%.

«В целом же двусторонний товарооборот сельхозпродукции и продовольствия в 2022 году увеличился на 22% — до $4 млрд, а за первые семь месяцев текущего года прибавил еще 3%. И наша страна намерена и впредь бесперебойно снабжать казахстанский рынок этими и многими другими жизненно важными, необходимыми видами продовольствия в соответствии с потребностью наших коллег и друзей в Казахстане», — подчеркнул российский лидер.

Участники переговоров вскользь затронули тему международных санкций. Касым-Жомарт Токаев, ранее не раз говоривший о том, что Астана следует ограничениям и не будет помогать Москве обходить их, предложил снять препятствия для поставок российского продовольствия, семян и удобрений на мировой рынок. Это, с его слов, необходимо для укрепления глобальной продовольственной безопасности. Между тем, политолог, специалист по Центральной Азии Аркадий Дубнов в интервью Deutsche Welle (признано в РФ иноагентом) предположил, что одной из целей поездки Путина в Казахстан была попытка отрегулировать проблему так называемого «серого импорта» через республику в условиях санкций (в котором Казахстан, по заверениям Токаева, не участвует. — Прим. «Ферганы»).

«Говорили с Касым-Жомартом Кемелевичем и об укреплении военного, военно-технического сотрудничества. — приводятся слова Путина на сайте Кремля. — Мы являемся членами ОДКБ. Россия оказывает Казахстану большую помощь в подготовке военных кадров, специалистов в вузах Минобороны и других силовых ведомств. При нашем содействии на территории республики организовано лицензионное производство и сервисное обслуживание российской военной техники.

В совместном заявлении президенты также указали, что военно-политическое сотрудничество Казахстана и России нацелено на обеспечение безопасности и повышение обороноспособности двух стран и не направлено против третьих сторон.

За несколько часов президенты обсудили целый пул вопросов — от поддержки русского языка до сотрудничества в космосе, приграничной кооперации, сотрудничества в медицине, образовании, культуре и других областях. Переговоры проходили как в узком кругу, так и в рамках Форума межрегионального сотрудничества России и Казахстана, для участия в котором, собственно, и приехал Путин.

Сам форум проходил в Костанае, изначально предполагалось, что российский президент и его казахстанский коллега лично посетят этот город. Для этого Костанай активно облагораживали: в центре поменяли брусчатку, высадили деревья, отремонтировали дороги и за год построили смарт-центр «Болашак» — площадку для проведения мероприятия. Подготовка обошлась в миллиарды тенге, а когда выяснилось, что Путин и Токаев будут участвовать в форуме онлайн, чиновники парировали, что вся новая инфраструктура была сделана для горожан и будет использоваться ими.

Обмен любезностями и не только

Токаев, встречаясь со своими коллегами из других стран, в принципе, никогда не скупился на комплименты. Недавний визит Макрона, например, он назвал «историческим событием». Но в этот раз казахстанский лидер превзошел сам себя. Встречая Путина в аэропорту, он отметил, что на небе вышел полумесяц в сопровождении ярких звезд. «Это очень редкое явление. Я сегодня обратил на это внимание тех людей, которые присутствовали в аэропорту. Это очень хороший, добрый знак», — сказал президент.

Путин, обычно более сдержанный на подобные высказывания, на встрече с Токаевым также рассыпался в любезностях. «Россия и Казахстан — не просто союзники, а наиболее близкие союзники. Такие отношения сложились на протяжении предыдущих многих лет, и я хочу поблагодарить Касым-Жомарта Кемелевича за то, что он сохранил эту традицию укрепления наших отношений, которые, безусловно, идут на пользу нашим народам», — подчеркнул он.

Это не помешало российскому президенту во время переговоров дважды исковеркать отчество своего коллеги. В первый раз он сказал «Келемич» вместо Кемелевич. Во второй раз Путин ошибся, благодаря Токаева за приглашение в Астану. Он назвал его «Кемель Жомартович», но после сразу же повторил правильно — Касым-Жомарт Кемелевич. Это можно было бы списать на оговорку, если бы российский президент не допускал ее в отношении Токаева с завидной регулярностью. Тот на ошибки внешне никак не реагирует.

Впрочем, казахстанский лидер тоже обеспечил несколько тревожных секунд российской делегации, когда начал свое обращение на казахском языке, застав гостей врасплох. Прибывшие чиновники и сам Путин спешно потянулись за наушниками, в которых звучал синхронный перевод, чтобы понять, о чем говорит Токаев.

Итоги встречи двух президентов нельзя назвать неожиданными. Токаев подтвердил приверженность Астаны курсу на дальнейшее углубление сотрудничества с Москвой. «Россия — это стратегический партнер и союзник Казахстана», — как мантру уже в который раз повторяет он. Владимир Путин, в свою очередь, отметил, что переговоры прошли действительно в деловом, конструктивном ключе, и были весьма результативными.

Ряд российских СМИ уже вышел по итогам встречи с заголовками о том, что Путин «переиграл Макрона» и что Западу не удастся разделить Казахстан и РФ. Но больше похоже на то, что высшее руководство Казахстана не дает втянуть себя в эту игру.

Встречаясь с западными лидерами, участвуя в тюркских проектах, налаживая отношения с КНР и подтверждая партнерство с северным соседом, Токаев говорит ровно то, что от него хотят слышать.

От каждого крупного геополитического игрока он принимает предложения о сотрудничестве и инвестиции, избегая при этом действий, способных рассорить его страну с кем-то из них. Пока такая тактика приносит только позитивные результаты.

Анна Козырева
Источник: fergana.agency
Поделиться:
31