Плановая экономика, пустые полки, дефицит – что ждет Россию в 2024 году и схожа ли ситуация с СССР периода Афганистана

Во время и после Афганской войны страна столкнулась с санкциями, нефтяным эмбарго, дефицитом товаров, пустыми полками в магазинах. Уфимский экономист Всеволод Спивак рассказал, можно ли ожидать подобной ситуации сейчас.

– Так ждут ли нас пустые полки, как после Афганистана, ведь тогда тоже СССР столкнулся с санкциями и нефтяным эмбарго. Как следствие, в стране начался страшный дефицит?

– Тогда ситуация была немного иная, поэтому я не стал бы сравнивать нынешнее положение дел с тем, что наблюдалось после Афганистана. Тогда, во-первых, экономика была больше переориентирована на выпуск продукции военного назначения. Во-вторых, производство было менее эффективно в потребительском секторе. В то время мы вынуждены были покупать огромные объемы сырья. И когда подошли к 1984-1985 годам, очевидной стала ситуация в одну сторону: цены на наш основной экспортный продукт – нефть – резко упали, а стоимость пшеницы, которую мы в больших количествах тогда импортировали, резко выросла. И получилось так, что экономика, можно сказать, погибла. Когда пришел Горбачев, после исследований выяснилось, что лишь 16% советских продуктов народного потребления соответствуют тем стандартам качества, которые уже стали обыденными на Западе. Поэтому, думаю, что мы идем к отставанию, но та стартовая точка, которая была при вводе наших войск в Афганистан, – это разные вещи. Пусть сейчас и сжатый рынок, и ограниченная конкуренция, но у нас открыты границы – как для людей, так и для большей части товаров. Поэтому я бы не стал пока еще сравнивать эти ситуации. Схожесть в том, что как и тогда, основной продукт – это углеводороды.

– Недавно мы видели пустые полки и очереди, был дефицит мяса кур, яиц, с бензином также недавно произошла похожая ситуация. Постигнет ли эта же участь еще какие-то товары?

– Конечно. Сейчас ключевая ставка составляет 16%, то есть новые кредиты могут давать по 16-20%. Это означает, что инвестиции в сложные психологические процессы (производство, сельское хозяйство) на свободном рынке становятся бессмысленными. Брать по 20% кредит, чтобы за пять лет отбивать 4 котлеты, смысла нет. Соответственно, это приводит к тому, что рынок не дополучает средств на текущее обновление и развитие парка. А это в свою очередь приведет к тому, что все будет неизбежно разваливаться. Это как ткань, которая изнашивается и потом случайно рвется (допустим, если зацепил за гвоздь). Но причина не в гвозде, а в том, что она изначально была изношена. Хроническое недоинвестирование в будущем, конечно, будет приводить к тому, что возникнут множество недофинансированных отраслей. Как это будет проявляться? Сейчас мы видим, что потихоньку изнашивается рынок лайнеров, та же ситуация с продуктами птицеводства…

– Говорят, что с начала нового года будет повышение налога на добавленную стоимость (НДС). Так ли это?

– Я гадать не буду, но правительство, конечно, любым способом будет искать возможности увеличения ресурсов для финансирования текущих проектов. К примеру, мы с вами видим, что в проект на 2024 год заложено увеличение штрафов как источника пополнения бюджета. Мне кажется, дальнейшее увеличение НДС будет вредить экономике.

– Говорят, хотят повысить зарплаты бюджетникам, поднять МРОТ. Получается, налоговая база тоже вырастет, это ведь тоже поступления в бюджет… А значит, можно будет и НДС поднять?

– А за счет кого люди будут больше получать?

– За счет бизнеса. И бюджета тоже.

– Бизнес повысит МРОТ, зарплаты будет платить, и ему одновременно налоги повысят еще, да? Формально, НДС – это не налог на бизнес, а налог на покупателя. То есть фактически все равно обидно. Получается, если повысят минимальную зарплату, люди будут больше зарабатывать. Но за счет кого? За счет бизнеса. Но бизнес – это не люди разве?

– Может, у бизнеса есть еще какие-то прибыли?

– Если так, то получится, что в одном месте отнимут, в другом – будут давать за счет дотаций, льготных ставок финансирования… В результате возникает перекошенная структура экономики.

– А если какой-то бизнес будет загибаться, получим пустые полки?

– В случае, если бизнес будет работать, пустые полки вряд ли появятся. В этом случае вопрос: сколько будут стоить продукты на этих полках? Значит, будет дорого продавать. Если бизнесу позволят работать, он найдет способ обеспечивать страну едой. Вопрос в том, сколько еда будет стоить, и все ли смогут себе ее позволить?

– Если цены ограничит ФАС, например?

– Значит, тогда полки будут пустыми. Рынок должен сам расставлять цены за счет спроса и предложения, если, конечно, нет ситуации монополии, олигополии. Если где-то возникает убыточная прибыль, значит, она обусловлена отсутствием должной логистики или производства. Соответственно, в данном случае убыточная прибыль является платой за убыточные инвестиции. Попытка искусственно ограничить цены приведет к тому, что какие-то цепочки производства будут недофинансированы. Через некоторое время это выльется в деградацию производства. И это уже глобально.

– Сколько есть времени до этого момента?

– Пока еще цены не ограничили – это раз. Чтобы говорить о том, что станет все плохо, нужно иметь в виду, что у бюджета есть много ресурсов для рефинансирования текущих. На год-два точно, даже при нерациональном использовании. У нас достаточно низкая кредитная нагрузка и инфляция для того, чтобы позволить печатать деньги, госкомпании… Поэтому резерв еще есть. Если не будут делать глупости, пару лет смогут не допустить скатывания экономики в хаос, а может, и дольше.

– Можно сказать, что у нас уже плановая экономика?

– Нет. Хотя уровень вмешательства государства в экономику растет, но она еще не плановая.

– И людей тоже не хватает. Хотя безработицы вроде как нет, но найти сотрудников тяжело на ту зарплату, которую бизнес может предложить.

– Происходит смещение государства, у которого есть первоочередные задачи: обеспечение нужд СВО. Ему неважно, по каким ставкам нанимать людей, соответственно, оно переманивает их у частного бизнеса, который не может с ним соперничать и вынужден, условно говоря, конкурировать с Китаем.

– Вырастут ли цены на дешевые продукты, которые выбирает основная часть покупателей? Не ждет ли нас дефицит хлеба, например?

– Нет, не ждет. Цены будут расти, и это нормально.

Источник: prufy.ru

Поделиться:
90