Нужна ли Узбекистану вода сибирских рек?

В последнее время в силу серьезных климатических изменений, которые происходят в Центральной Азии, снова активизировались бурные разговоры о том, что регион накрывает волна безводья. Одни неодобрительно кивают в сторону Афганистана, который своевольно строит канал для забора причитающейся ему воды из Амударьи. Другие – вслед за паническим «аларм, мы все умрем!» сразу начинают призывы о срочном возобновлении проекта по переброске стока сибирских рек России в Центральную Азию.

В рамках проекта «поворота сибирских рек», как его называли в советские годы, предполагалось перенаправить часть вод российских рек Обь и Иртыш в засушливые Узбекскую и Казахскую республики. Для этого планировалось построить канал протяженностью 2,5 тысячи километров. Эксперты отмечают, что все это затевалось ради узбекского хлопка. Проект стоил бешеных денег, его много раз пересматривали и согласовали, но наступила перестройка, и в итоге он так и остался на бумаге. При этом о нем продолжают периодически вспоминать то казахские, то узбекские активисты.

Действительно ли нам так нужны воды северных российских рек? Может, есть еще какие-то варианты выхода из ситуации? Своим мнением по этому вопросу с корреспондентом Podrobno.uz поделился директор Центра исследовательских инициатив Ma’no Бахтиёр Эргашев.

«Эти разговоры ведут в основном люди, не имеющие никакого отношения к водному хозяйству стран Центральной Азии. Как правило, это блогеры и журналисты, псевдоэксперты, которые в принципе в этом вопросе мало разбираются. Ведь у этого вопроса очень серьезные аспекты, о которых эти люди либо не знают, либо предпочитают не говорить», – отметил эксперт.

Он обратил внимание на то, что ситуация с водой имеет не только климатический характер.

«Несомненно, Центральная Азия вступила в фазу резких климатических изменений, которые приводят к активному таянию ледников в горах Памира и Тянь-Шаня, которые в основном дают воду двум основным рекам Центральной Азии – Сырдарье и Амударье. Есть очень пессимистичные прогнозы – ледники будут таять с большой скоростью, и уже в течение ближайших 40-50 лет регион накроет огромный водный дефицит, поскольку наши реки будут просто мелеть. Это поставит их на грани того, что они потеряют свое значение как источники воды. Это, действительно, объективная реальность», – подчеркнул собеседник.

При этом важнейшей характеристикой для всех стран региона является неэффективное использование воды. К примеру, из всей той воды, которую потребляет Узбекистан, только 5% идет на бытовые нужды 37-миллионного населения страны, еще примерно 5% идет на покрытие потребностей промышленности. И целых 90% направляется на поливное земледелие. При этом больше половины этой воды мы просто бездарно теряем.

«Ежегодно на орошение сельского хозяйства Узбекистан расходует примерно 40 миллиардов кубических метров воды. Однако больше 50%, по каким-то расчетам, вообще 60% этой воды теряется в магистральных и внутрихозяйственных каналах, в арыках и разрушенных лотках, которые подводят к поливным землям. Большое количество воды теряется в результате устаревшей и неэффективной системы полива хлопковых участков: вода скапливается в конце поля, и там образуются солончаковые участки», – рассказал эксперт.

На фоне этого, по его мнению, более разумными представляются меры по наведению порядка в водном хозяйстве, принятию национальной, а затем и региональной программы водосбережения.

«Если уж мы берем внешние кредиты в международных финансовых организациях, то, может быть, большую часть этих денег направить на реконструкцию в системе водообеспечения сельского хозяйства? На внедрение методов капельного и других видов орошения, которые можно использовать в разных регионах по-разному? И это касается не только Узбекистана, а всех стран Центральной Азии», – сказал Эргашев.

По его словам, свою роль в этом вопросе может сыграть уход от монокультуры хлопка, который является очень водопотребляющей культурой.

«Возможно, нам нужно переходить на какие-то другие культуры. Конечно же, хлопок имеет свою экономическую цену: на хлопке и его переработке держится значительная часть экономики страны. Но нужно принимать какие-то решения. Однако вместо того, чтобы призывать к действительным вещам, которые требуют настоящей политической воли, все эти адепты водного инфантилизма начинают нести бред по поводу переброски сибирских рек», – отметил эксперт.

По его мнению, одним из главных приоритетов региональной повестки должна стать разработка и реализация региональной программы водосбережения, где все пять стран региона должны будут взять на себя обязательства по реконструкции и обновлению своих мелиоративных и ирригационных хозяйств.

«Если мы научимся реально экономить и снизим потери в два-три раза, нам не нужна будет вода сибирских рек, нам не страшны будут действия Афганистана с его каналом Куш-Тепа, который будет забирать 10 миллиардов кубических метров вод Амударьи. Нам хватит тех ресурсов, которые к нам приходят. Но для этого нужно эффективно использовать каждый литр воды», – подчеркнул Эргашев.

Он также добавил, реализуя такую водную геополитику, Афганистан стремится взять под контроль стоки всех трансграничных рек и использовать этот водный рычаг взаимодействия со странами-соседями.

«От этого никуда не деться. Однако не нужно ничего придумывать, нужно просто начать экономить воду. И тогда не нужно будет ни с Россией торговаться по поводу переброски воды сибирских рек, ни поднимать вой по поводу политики Афганистана. Пусть он ведет ее, а мы должны начать экономить воду в сельском хозяйстве. Замечу, что огромные деньги вкладываются в пропагандистские проекты по сбережению воды населением, которое потребляет всего лишь 5% воды. Однако почему-то нет масштабных рекламных кампаний по водосбережению в сельском хозяйстве, которое использует целых 90% и теряет при этом больше половины ресурсов. Нам срочно нужны национальная и региональная целевые программы. Но их нет. Ведь гораздо проще болтать всякую чушь», – поделился эксперт.

При этом, Эргашев отмечает, что в долгосрочной перспективе можно и нужно ставить вопрос о переброске стока сибирских рек в регион ЦА, но не в виде канала. Нужны новый взгляд, новые технические подходы. Ведь, если переброска воды будет идти по каналу, половина воды снова будет пропадать. Эксперт предполагает, что, возможно, для этих целей подойдет огромный водопровод из труб большого диаметра.

«Кроме того, нужно серьезно продумать решения по обеспечению работы компрессорных станций и агрегатов электроэнергией за счет строительства вдоль данного гигантского водопровода солнечных и ветровых станций. Это один из технических вариантов решения проблемы водообеспечения региона питьевой водой на основе нового уровня технического и технологического развития. Нужны абсолютно новые решения технического характера, а эти люди все бредят планами строительства канала», – заявил собеседник.

Однако, по словам эксперта, эта инициатива в любом случае не будет иметь решающего значения, если не будет внедрена система водосбережения в сельскохозяйственном секторе. Без этого мы рискуем вложить в строительство сооружения гигантские деньги, чтобы потом продолжить бестолковый расход этой воды при использовании технологий и подходов поливного земледелия традиционного типа.

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz.

Поделиться:
78