Цели и лейтмотивы внешней политики Казахстана в отношении Афганистана

18 марта 2024 Аналитика

Публикуем очередной материал (перевод) иранского Центра стратегических исследований Востока, посвященной основной теме цикла наших статей – «Афганистан и Центральная Азия».

Позиция «Открытого мира» не обязательно совпадает с мнением авторов этих публикаций. Мы приветствуем любые предложения и открыты к сотрудничеству. Чтобы связаться с редакцией, воспользуйтесь обратной связью.

 

Цели и лейтмотивы внешней политики Казахстана в отношении Афганистана

Подход Казахстана к Афганистану в настоящее время в значительной степени основан на экономических отношениях. Однако все более очевидными становятся и его политические аспекты. Республика Казахстан не имеет большого влияния среди этнических меньшинств в Афганистане, и, в отличие от Таджикистана и Узбекистана, у нее не так много возможностей для получения информации изнутри, либо другой оперативной деятельности. Тем не менее, Казахстан имеет много возможностей и преимуществ на международной арене. Афганистан сильно зависит от Казахстана в пищевой промышленности, при этом талибы не имеют практически никаких рычагов воздействия на Казахстан.

Омид Рахими, научный сотрудник Института стратегических исследований Востока

 

Введение

Страны Центральной Азии играли второстепенную роль в ситуации вокруг Афганистана в период присутствия там Соединенных Штатов, однако после их ухода они стали все более активно позиционироваться в качестве независимых игроков на афганском треке.

Этот процесс является естественным для Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана, чьи жизненно важные интересы связаны с Афганистаном и в связи с чем они играют значимую роль в ситуации вокруг этой страны. Однако в настоящее время очевидна активизация Казахстаном своих внешнеполитических усилий в направлении Афганистана, несмотря на отсутствие общих границ и, соответственно, низкий конфликтный потенциал. Шаги Астаны отличаются от действий трех других республик по своему характеру, целям и мотивам, и в данном контексте могут привести к другой модели поведения талибов.

В данной статье предпринята попытка рассмотреть текущие отношения между Казахстаном и Афганистаном, а также ключевые мотивы и цели этого взаимодействия.

 

Поведенческий подход

Казахстан, как и Узбекистан, был одной из первых стран, начавших взаимодействие с Талибаном и установивших уровень полуофициальных отношений, не признавая при этом легитимность указанной группировки. В период нестабильности Астана сохранила свое диппредставительство в Кабуле и даже назначила нового посла (1), что показывает изменение подхода страны после стабилизации во власти талибов.

Также, вскоре после прихода талибов к власти, посольство (2) Афганистана в Астане было передано Движению Талибан в целях сохранения и поддержания каналов дипломатической связи.

За последний год между двумя сторонами сформировался высокий уровень контактов, сосредоточенных вокруг экономической сферы. Одним из показателей такого подхода является рост товарооборота во второй год прихода талибов. В 2022 году по сравнению с 2021 годом (первые месяцы власти талибов) объем двусторонней торговли между Казахстаном и Афганистаном показал цифру в $987 млн, увеличение почти на 100%. И это несмотря на то, что в предыдущие годы при правительстве А.Гани товарооборот между двумя странами редко превышал $600 млн.

Значительную долю торгового обмена в 2022 году составил импорт казахстанской продукции в Афганистан, прежде всего муки. Афганистан является крупнейшим покупателем данной продукции из Казахстана с потреблением в 1,3 млн тонн, что составляет примерно 70% всего экспорта муки центральноазиатской республики. Однако в 2023 году торговые сделки снова пережили существенное падение, снизившись до уровня примерно $600 млн. Важная часть этой тенденции связана с запретом на выращивание опиумного мака и передача посевных территорий под выращивание пшеницы, что отразилось на импорте казахстанской муки.

Также в апреле 2023 года две страны провели крупный бизнес-форум в Кабуле, по итогам которого открылась Казахстанская торгово-промышленная палата (3) в Кабуле. В августе 2023 года состоялось второе такое мероприятие, в рамках которого политическая и экономическая делегация правительства Талибан во главе с министром промышленности и торговли Нуруддином Азизи и руководителей Центрального банка Афганистана, Национальной энергетической компании, Телекоммуникационной компании, Палаты сельскохозяйственной и животноводческой продукции, а также представителей крупных частных банков и других компаний посетила Астану.

Прием этой торговой делегации на уровне заместителя премьер-министра показывает, что Казахстан принял последовательную стратегию в отношении Афганистана. Основными направлениями этого совместного экономического мероприятия стали логистика, горнодобывающая промышленность и банковский сектор, по итогам которого представителями двух стран был подписан ряд коммерческих документов и меморандумов.

Несмотря на это, данные отношения омрачают политические вопросы и особенно вопросы безопасности. Во время поездки делегации Талибана в Астану было высказано множество критических замечаний по поводу присутствия в этой стране деятелей, связанных с террористической группировкой.

Основным аргументом правительства Казахстана относительно установления официального сотрудничества с движением Талибан был тот факт, что данная группировка не признана ООН террористической, а только отдельные ее лидеры и активные функционеры включены в санкционный список Совета Безопасности.

При этом было подчеркнуто, что ни одно из этих подсанкционных лиц не находилось в составе афганской торговой делегации, и «Казахстану не грозит никакая опасность». Однако на противоречивость этой позиции указывало нахождение наименования «Талибан» в списке запрещенных в этой стране группировок.

В конце декабря 2023 года официальный представитель МИД Казахстана Айбек Смадияров в интервью казахстанскому государственному информационному агентству заявил, что вышеназванная структура не признана террористической группировкой Советом Безопасности ООН и, в соответствии с недавними событиями, Казахстан исключил «Движение Талибан» из списка запрещенных террористических группировок. Объясняя данное решение в МИД Казахстана подчеркнули, что данный шаг может помочь Афганистану выйти из международной изоляции.

 

Мотивы и цели

Мотивы и цели Казахстана в развитии взаимодействия с Афганистаном явно отличаются от других стран Центральной Азии. Ключевое различие обусловлено разницей в географическом положении и отсутствием геополитической преемственности этих двух стран. Исходя из этого, наиболее важные движущие силы и цели этой страны можно резюмировать следующим образом:

  • С началом войны в Украине и санкционного режима против России одним из стратегических подходов стран Центральной Азии в области внешней политики стал взгляд на юг и диверсификация внешней политики. Исходя из этого, развитие отношений с Афганистаном рассматривается как часть внешней политики этих стран. Этот подход актуален в политической, экономической и геополитической сферах.

Многие аналитики полагают, что подход Казахстана к Афганистану зависит от рыночных и экономических перспектив страны, при этом меньшее внимания уделяется политическим факторам и воросам безопасности. Почти все казахстанские аналитики в своих экспертных заключениях в течение прошлого года подчеркивали, что Афганистан не считается серьезной угрозой для Казахстана.

Однако не стоит рассматривать взаимоотношения Казахстана с Афганистаном в разрезе экономического подхода, так как взгляд Казахстана на ситуацию в Афганистане сосредоточен и на политических возможностях, выходящих за рамки экономической сферы. Среди двух вариантов разрыва отношений и игнорирования или развития неформальных отношений Казахстан выбрал второй вариант с прагматичным подходом.

  • Отсутствие прямой угрозы безопасности (отсутствие общей границы и крупных диаспор или афганских иммигрантов) является важным аспектом для Казахстана и преимуществом для взаимодействий с Афганистаном в сравнении с такими странами, как Узбекистан и Таджикистан. Фактическое отсутствие зависимости от фактора безопасности обуславливает поведенческую гибкость во взаимодействии с талибами, и это относительное преимущество может быть эффективным, особенно в рамках посреднических планов Запада, России и Китая.

В то же время консерватизм Узбекистана не позволил ему сыграть подобную роль по соображениям национальной безопасности. Исходя из этого, есть вероятность, что в ближайшем будущем мы увидим повышение роли Казахстана по сравнению с Узбекистаном на международном уровне.

  • В последние годы Центральная Азия становится независимым регионом. Важнейшей характеристикой стран этого региона являются региональные полюса и динамизм конкуренции между ними. В этом плане Казахстан и Узбекистан являются двумя региональными полюсами, и в этом отношении, наряду с высоким уровнем сотрудничества, наблюдается конкурентная динамика, особенно в региональных тенденциях. Этот вопрос является мотивом и целью Казахстана в решении афганской проблемы.

Данная конкуренция на региональном уровне проявилась в рамках взаимодействия с талибами и, по сути, в возможностях этой страны контролировать и сдерживать их поведение посредством стратегических рычагов.

  • Зависимость Узбекистана от Афганистана в сфере безопасности, в особенности в сфере водных ресурсов в связи со строительством канала «Кош-Типа», не позволяет стране осуществлять активное взаимодействие, и в этот вакуум стремится заполнить Казахстан.

В то же время на международном уровне, особенно при правительстве К.Токаева (по сравнению с имиджевыми подходами Н.Назарбаева), Казахстан нуждается в Афганистане. Эта страна подчеркнула важность продовольственной безопасности в Афганистане больше, чем любая другая страна в мире.

Казахстан пытается зарекомендовать себя как активная страна в гуманитарной сфере, обеспечивая основную долю поставок продовольствия в Афганистан. Предоставление более 10 тыс. тонн гуманитарной помощи и более миллиона тонн продовольствия затрудняют конкуренцию с Казахстаном в этой области.

Как и в случае с Узбекистаном, частью стратегического видения Казахстана в отношении Афганистана является сфера транзита и геоэкономики в целом. Казахстан поддерживает «Трансафганский коридор» и рассматривает Афганистан как потенциальный вариант доступа к южным водам. Об этом свидетельствует участие казахстанских компаний в строительстве и реконструкции железнодорожной инфраструктуры Афганистана, а также крупный контракт на продажу тепловозов.

При этом до сих пор неясно, сможет ли этот совместный подход Узбекистана, Казахстана и даже Туркменистана преодолеть ситуацию в сфере безопасности и имеющиеся риски в Афганистане. В контексте данного вопроса не следует забывать, что Казахстан рассматривается как возможный вариант участия в финансировании этого проекта.

 

Перспективы

В настоящее время Казахстан в основном преследует в Афганистане экономические цели, однако все более заметными также становятся и политические аспекты. В отличие от Таджикистана и Узбекистана Казахстан не имеет большого влияния на этнические меньшинства Афганистана и ограничен в возможностях сбора информации и других оперативных мер. Несмотря на это, Казахстан имеет множество возможностей и преимуществ на международном уровне наряду с сильной зависимостью Афганистана от Казахстана в сфере пищевой промышленности и отсутствия у Талибов рычагов воздействия на Казахстан. Если данные рычаги и позиции Астаны будут усилены, Казахстану будет предоставлено множество компонентов для контроля поведения талибов.

Сосредоточение внимания на экономической сфере и развитии коммерческих отношений в текущий период является формой использования рычагов со стратегической точки зрения. На международном уровне, особенно в рамках многосторонних политических платформ с присутствием крупных держав, Казахстан имеет больше опыта и политических возможностей, чем Узбекистан. Поэтому, вероятно, ориентируясь на это преимущество, он попытается перенести центр принятия решений по Афганистану из Ташкента и Самарканда в Астану и Алматы. Естественно, такой процесс обходится Узбекистану дорого и может поставить под сомнение многие политические результаты этой страны в последние годы. Поэтому на определенном уровне эта стратегия Казахстана может привести к изменению поведения Узбекистана. Принятие Ташкентом более жесткой политики в отношении Талибана может быть одним из признаков изменения в поведении.

 

(1) В действительности, посол А.Есенгельдиев был назначен на должность в 2018 году.

(2) В 2023 году здание посольства ИРА было предоставлено аккредитованным талибским дипломатам, миссию возглавляет временно поверенных в делах.

(3) Открылся Торговый дом РК в городе Герат на западе Афганистана

Поделиться:
449